Текст #000735

Действия актеров Вии Артмане и Эдуарда Павула, безошибочно передавших мельчайшие, но очень важные детали настроения, точные движения камеры М. Звирбулиса, печально-иронические музыкальные пассажи композитора Р. Гринблата — все в том эпизоде корректировалось Г. Пиесисом, обнаружившим задатки режиссера тонкой интуиции, незаурядного мастерства. К сожалению, в большинстве других эпизодов жанровая чересполосица, возникшая из-за принципиального несоответствия между режиссурой и сценарной драматургией, разрушала гармонию, и фильм, не ставший художественно цельным, был весьма прохладно принят зрителем и критикой.

Через два года выходит второй игровой фильм Г. Пиесиса — короткометражка «Никуда не надо больше идти» (по новелле Э. Вилка), где драматическую роль ушедшего на пенсию человека, тоскующего по заводу, неспособного существовать вне навыков всей своей трудовой жизни, проникновенно играл Янис Осис. Удачу этого фильма зрители и критики полностью отнесли за счет таланта актера. И мало кто обратил внимание на то обстоятельство, что этот режиссер, сознательно отодвинувшись «в сторону», сделал все для того, чтобы Янис Осис по-новому сумел раскрыть свое сильное самобытное дарование.

После той картины Гунар Пиесис на долгое время уходит в документальное и научно-популярное кино. Он монтирует серию заказных роликов, делает инструктивный фильм «Постепенная рубка в равнинных лесах», снимает лаконичные сюжеты для киножурнала «Максла» («Искусство») — многие из этих 50-метровых сюжетов выполнены отлично. Так начался для него процесс постижения режиссерского мастерства в иных его проявлениях.

Двухчастевый фильм Г. Пиесиса «Память земли» — о своеобразной поэзии рижских кладбищ — производит сильное впечатление. Философичные стихи Визмы Белшевиц и трепетно волнующие музыкальные фразы Л. Гедравичуса искусно соединены режиссером с эмоционально-поэтическим изображением — со снятыми в медленном движении камеры величественными надгробиями.

В полнометражном фильме «Святослав Рихтер» режиссер сумел зафиксировать сокровенные моменты творчества музыканта. Теперь, после многолетнего перерыва, режиссер вернулся в игровое кпно. И фильм, о котором здесь пойдет речь, подтвердил умение Г. Пиесиса глубоко проникать в человеческие души, раскрывать психологическую жизнь людей, застигнутых непредвиденной катастрофой, показал, как отлично владеет он средствами кинематографической выразительности.

...Серый лед, серое небо, темная вода. Черные фигуры людей на льду, тяжелые, намокшие рыбацкие сети. Вдруг крик мальчика Карлена: «Нас уносит в море!» Люди срываются с места. Люди бегут к краю льдины. Между берегом и льдиной — широкая полоса воды. Кто-то бросается в воду, остальные замерли — смотрят. Одежда пловца намокла, ледяная крошка мешает плыть, холод сковывает его тело. Движения рук становятся все медленней... А на льдине старый Далда, тяжело выдавливая из себя слова, глухо произносит: «Был человек — и вот нет его»...

И только после этого эпизода, имеющего значение экспозиции, пойдут титры, зазвучит орган, мощные аккорды которого погрузят нас в атмосферу «стрессовой ситуации», заставят почувствовать смятение и ужас — то, что чувствует сейчас группка людей, оказавшихся в тени смерти. Как поведут себя отрезанные от мира герои, какими покажут себя?..

В кинематографе прямое открытое действие дается легче, чем попытки проникнуть в глубь человеческой души, чем неспешное исследование мыслей и чувств героев, осуществленное в локальной («замкнутой»), но напряженной и острой ситуации. Но Гунара Пиесиса интересует не событие как таковое, он хочет понять, как поведут себя эти люди, вдруг оказавшиеся «в тени смерти». Вот почему вопрос, только что поставленный нами, напрашивающийся здесь, невольно задают себе и зрители: пристально вглядываясь в того или иного героя картины, они чувствуют, как уверенно и точно направляет и поддерживает режиссер зрительский интерес к внутренней сути происходящего. Выигрывай на ставках киберспорта и выводи выигрыш без проблем.
4
объявления
12
рубрик
100
регионов
0
магазинов